Из жизни цветов

Fairtrade-flower-producer

Немногие знают, что значительная часть продаваемых у нас цветов — из Колумбии. Каков путь цветов с другого конца света, кто их выращивает для нас? Чем рискуют на этом пути цветы и люди?

Евгения Слюдикова рассказывает из Боготы:
Путь колумбийского цветка к российской вазе -15 дней. Начинается он, когда на Саванна-де-Богота, высокогорном плато, на котором находится столица Колумбии, еще только светает и теплицы отключают ночное освещение. В 6 утра бело-кремовую «венделу», алый «фридом», оранжевый «муви стар», ядовито-салатный «лимбо» и нежно-розовый «энгажемент», уже дозревшие для продажи, срезают и отправляют на обработку.

Fairtrade-flower-producerГромадные букеты разнокалиберных роз ждут в пластмассовых сетках, пока их рассортируют по длине, по срезу, а также по рынкам сбыта. Закрытые, как карандаш, бутоны — в Майами, полуоткрытые «улитки» — в Испанию с Британией, открытые — в Россию или Дубай.
С бутонов снимают лишние лепестки, со стебля — листья, потом цветы собирают в квадратные букеты по 25 штук, надевают картонные или пластиковые капюшоны, клеят стикеры с названием сорта. После чего отправляют в холодильник — «отпиваться».
Еще через 6 часов, когда бутоны уже тверды от напитавшей их жидкости, а стебли и листья лоснятся от антигрибкового раствора, букеты упаковывают в картонные коробки при температуре 5 -7 градусов. Мне искренне жаль упаковщиков, каждый день мерзнущих в холодильных камерах даже в своих теплых куртках: 99,9 процента из них ни разу в жизни не видели снега.

Затем — дорога в аэропорт в запломбированном рефрижераторе, ожидание вызова на погрузку. Почему запломбированном? Мы в Колумбии, господа, стране народных умельцев. Несколько лет назад таможня засекла, что коробки с розами известной плантации весили не 27 кг, как обычно, а намного больше. Оказалось: в стеблях просверлили длинные дырки и наполнили их кокаином отменного качества. Как, кто и в какой момент, осталось загадкой и бурно обсуждается в местных цветочных кругах по сей день. Но факт остается фактом: на несчастных цветах, заснувших от холода, за время дороги заработать (или схитрить) пытаются все.

Roses

Это и хозяева плантаций, поднявшие цену до заоблачных высот, — надо же платить зарплату и покупать химикаты. И упаковщики, впихивающие вместо одного сорта другой или недовложившие букетик в коробку. И водители фур, которые, бывает, из экономии не включают охлаждение (а ведь знают же, что конденсат при изменении температуры гарантирует коричневое месиво). Не упускают своего и работники авиалиний, при взвешивании набавляющие лишние килограммы (1 кг — это 2 доллара заработка для грузоперевозчиков из KLM, Cargolux или Martinair). Все эти хитрости в итоге оплачивает покупатель.

Почему через Голландию ближе?

После недели пути (два дня самолетом от Боготы до Амстердама плюс еще три-четыре дня до Москвы, Питера или Минска, где предстоит еще один таможенный досмотр) коробки, уже порядком потрепанные, доставляются в столицу России. Но путь многих на этом не заканчивается. Их ждет погрузка в пассажирские поезда и еще хуже—перевозка на «газелях» по российским дорогам. До Голландии еще хоть более или менее сохраняется цепочка холода, без которого розам с гвоздиками — смерть. А вот после купе проводника в поезде до Владимира или Астрахани вообще чудо, что они доходят до покупателя хоть в каком-то виде.

AlstroemeriaВо многом поэтому в российских цветочных киосках и приходится идти на уловки — ставить букеты на растворы, которые заставят подняться самую понурую голову, снимать лепестки с бутонов, после чего роза становится худой, как индийский йог. Но зато — будто только что срезанной. А почти голый стебель (у популярного сорта «фридом», к примеру, листья имеют нехорошую привычку осыпаться) красиво маскируют в букетах другими цветами — гипсофилой, альстремерией или астрами. А то и огромным капюшоном из люрекса.

Почему так сложилось, что цветы самолетами переправляют сначала в Голландию, а не напрямую? Считается, что напрямую дороже. Самолеты ведь не везде приземляются — в отличие от фур, сгружающих цветы прямо у склада. Да и с документами в ЕС разобраться проще.

Грузоперевозчик «Аэро-груп» (грузовая компания «Аэрофлота») около 10 лет назад задался целью наладить прямые поставки цветов в российские города. Почти полгода представители Колумбии провели в России, пытаясь разобраться в хитросплетениях таможенных правил, но не спешат почему-то наши оптовики сокращать длинный процесс поставки. Самолетом-то цветы можно доставить в Россию всего за 3 дня, но россияне предпочитают через Амстердам. Загадка!

Почему дорожают гвоздики и розы?

Скольких кормят цветы в России, никто не считал. Но на бывшие братские республики «цветочного заработка» тоже хватает. По данным колумбийской ассоциации производителей цветов ASOCOLFLORES, в Колумбии под производство цветов занято 7290 гектаров. Это третий, после нефти и кофе, экспортный продукт страны. 79% цветов выращивают на плато Саванна-де-Богота — 2600 метров над уровнем моря. 81% идет на экспорт в Штаты, 3,8% — в Россию, остальное — в Британию, Японию, Канаду, Германию и т д. Розы составляют 30,3% цветочного экспорта, гвоздики — 13,5%, мини-гвоздики — 8%, остальное — готовые букеты плюс букетная зелень, геликонии, альстремерии, каллы.

GerberasКаждый гектар плантации — это 15 человек, существование которых напрямую зависит от цветов. За каждым из них — семьи, в которых в среднем по пятеро детей. Итого: колумбийская цветочная индустрия — это 98 641 прямое рабочее место и 83 533 непрямых — поставщики и производители удобрений, полиэтилена, фильтров, агрономы, химики, даже воспитатели детских садов и психологи. Каждая плантация — от 200 до 1000 работников. К слову сказать, цветы из Колумбии — это еще и более 230 тысяч рабочих мест в тех же США.
Надо отдать должное хозяевам плантаций — они создают условия своим рабочим, для многих из которых обед и полдник на плантации или в садике — единственная приличная еда за весь день.
Среднестатистический колумбийский плантатор — это мужичок среднего возраста, про которого ни за что не скажешь, что миллионер. И машина у него так себе (по российским меркам). И одежка оставляет желать лучшего — потертые джинсы, соломенная шляпа, резиновые сапоги. С утра до вечера он пропадает в теплицах, ругается с агрономом, подсчитывает производительность. В офисе в Боготе его давно уж не видели, зато он с гордостью приглашает иностранных покупателей погулять по теплицам и померзнуть в холодильнике. Нет, у него, конечно, все есть, и Майами его второй дом. Но там он отдыхает с семьей. Чаще всего капитал, как и сама плантация, достается по наследству, хотя иногда состояние — плод личных усилий. Просто, чтобы сегодня владеть плантацией в Колумбии или Эквадоре, а также контролировать звенья цепи продаж от Латинской Америки до США и РФ, нужно было лет 15 — 17 назад оказаться в нужном месте и в нужное время.

salpiglossis3Падение доллара больно ударило по цветочной индустрии, которая крепко к нему привязана. Пестициды покупаются в США, поливные системы и пленка для теплиц — в Израиле, тоже за доллары. За новые сорта каждый год надо платить авторские права голландским или французским домам-производителям в долларах.

Производить стало накладно. Усилия правительства по спасению одной из главных отраслей страны (в основном разнообразные денежные субсидии) — пока что как мертвому припарки. Растет цена на нефть, а это авиатопливо, тот же пластик и удобрения. Если лет 7 назад себестоимость выращенной гвоздики была 10 центов, то сейчас — около 15. Чтобы выжить, надо продавать ее минимум за 20 — 22 цента, но рынок этого не позволяет. Результат — в Саванна-де-Богота за последний год вырубили около 200 га гвоздичных посадок. Всего за этот год производство цветов в Колумбии было сокращено на 2 тысячи га. 15 тысяч человек остались без средств к существованию. А на подходе — новые банкротства. Июль — вообще критический месяц. На счета плантаций поступят средства от продаж на американский праздник — День матери. С их помощью те, кто может, выдадут последнюю зарплату и заплатят долги поставщикам. Но есть еще те, кто не сможет, — закрыть плантацию еще дороже, чем ее содержать.

Битва за русского покупателя

Колумбийцы отчаянно ищут новые рынки сбыта — помимо традиционного американского. Несколько лет назад они обратили свой взор на русский (подразумевается вся территория бывшего СССР) и потянулись на цветочные выставки в Россию и на Украину.

GerberasВскоре выяснилось, что с цветами для России мороки ну очень много. Закрытая в бутоне гвоздика или роза, которая прекрасно идет в Японию или Испанию и так же прекрасно там открывается, у русского покупателя считается старой и в России не откроется никогда. Русским подавай стебель 90 см (ну не вырастает роза в Колумбии до таких размеров!), 70 см — это мало. Да еще надо, чтобы бутон был открыт на 3/4, не больше и не меньше.

Цветочный бизнес держится на честном слове (без контрактов и договоров, так принято). Каждый год в октябре из России появляется условный Вася и начинает божиться, что, хотя фирма у него новая, ей обязательно надо расти, а посему привозить цветы надо срочно, а расчет вести по предоплате. И начинается: Вася платит исправно в течение 2 — 3 месяцев, а когда поставщик расслабляется и начинает доверять, проводится операция. Пользуясь тем, что к праздникам поставки растут, а основная страда длится всего-то неделю, заказ резко увеличивается, предоплата «отправляется», о чем поставщика уведомляют копией банковского перевода. Поставщик отправляет цветы. Деньги все не появляются, и тут обнаруживается, что у банка проблемы.
Цветы ушли. Васин телефон не отвечает, мейл заблокирован. Поставщик с ужасом начинает понимать, что его надули. Некоторые товарищи зарабатывают таким образом до 500 тысяч долларов!

FloriculturaЕще одна проблема — транспорт. Самолеты не имеют способности растягиваться. И когда резко возрастают поставки, самолетов так же резко перестает хватать. Авиакомпании быстренько организовывают чартеры, но дерут за них дикие деньги, причем вперед. Иногда приходится прибегать к «левым» авиакомпаниям, но это чревато. Эти, как правило, не соблюдают температурный режим или не имеют лицензий в аэропортах США или Евросоюза. Цветам достаточно получаса на жарком майамском или антильском солнце, чтобы испортиться навсегда: в прошлом году так «сгорел» целый самолет. Компенсаций ждут до года. Иной раз так и не дожидаются.
Когда многострадальные цветы добираются до Амстердама, их ждет «большой бардак». Перегруженные холодильники, где, несмотря на все технологии, цветы могут потеряться или испортиться, путаница с грузовиками, когда поставка может уйти вместо Белоруссии в Бельгию, загрузка через 3 дня после прибытия и т д. А впереди — трехдневная маята на латвийской, белорусской или украинской границе. Остановки или даже аресты траков таможнями.

Слезы и нервы, большой барыш и столь же большие потери. Банкротства и — для кого-то — радость от того, что цветы все-таки пришли, а потом еще и продаются. Слава тебе, Господи! Когда праздник заканчивается, все вздыхают с облегчением и 8 Марта дружно уходят в отпуск. Но ненадолго. Новое испытание — апрель, мертвый сезон из-за Великого поста. Такое ощущение, что никто не женится, не рождается, не умирает, ну и соответственно не покупает цветов. Рынок замирает аж до середины августа, когда на душе становится радостнее от грядущего 1 сентября.

Есть рынки, которые на лето отмирают вовсе. У Латвии и Литвы — свои теплицы. Плюс поставки из той же Голландии. На Украине — под Днепропетровском и Киевом — угрожающе (для колумбийцев) разрастаются как свои, так и голландские тепличные хозяйства.
На юге России колумбийцы пока не сдаются, но выживают с трудом: местные цветы и жара теснят импорт. Север спасает. А вот Дальний Восток и Казахстан заполонили дешевые китайские цветы.

flowerworker-fairtrade

Они пока не идут ни в какое сравнение с эквадорскими и колумбийскими. Но призрак всемогущего Китая уже начинает пугать: лет через 5 в Поднебесной достигнут нужного качества, оставив при этом низкую цену. «И тогда всем кранты», — говорит один наш знакомый. Близится передел рынка. Но пока еще люди не разучились дарить любимым цветы, а Колумбия их выращивать лучше всех в мире, мы будем не спать ночами, будем радоваться и волноваться перед каждым 8 Марта. Кажется, не напрасно.

Сегодня Латинская Америка является самым крупным поставщиком цветов на российский рынок: на нее приходится около 70% экспорта цветов в РФ. 30% от этой цифры дает Колумбия, 70% — Эквадор. Везут из этих стран в основном розы с гвоздиками; тюльпаны, хризантемы и орхидеи нам поставляет Голландия. По данным колумбийской госкомпании Proexport, Россия для Колумбии сейчас второй рынок после США.

12+

Post Author: Esperanza

Esperanza

Добавить комментарий

WordPress спам заблокировано CleanTalk.