Скульптуры Колумбии

Скульптура Колумбии представлена широким спектром произведений разных эпох, начиная от каменных изваяний инков, обнаруженных в Сан-Агустине и датированных 1-м тысячелетием до н.э. до современных работ известного на весь мир мастера Фернандо Ботеро, созидающего в технике фигуративизма.

К 1-й половине 1-го тысячелетия до н. э. относят культуру Сан-Агустин, открытую в лесах южной Колумбии. Святилища из каменных плит, рельефы, изображающие животных и молящихся людей, схематичные каменные фигуры людей высотой 2-3 м, часто со звериными чертами впечатляют посетителей археологического парка своей древностью и загадочностью.

С тех пор как испанский монах Фрай Хуан де Санта Гертрудис в 1794 году впервые сообщил об этих исполинах, историки и археологи гадают об их происхождении и возрасте. Одни считают, что они возникли в VI веке до н. э., другие склоняются к более поздним датировкам, относя эти произведения к культуре, уничтоженной инками незадолго до испанского завоевания. В них есть известное сходство со знаменитыми каменными идолами с острова Пасхи.

На сегодняшний день в Долине статуй найдено свыше 500 гигантских каменных изваяний людей, богов и животных. Они разбросаны более чем в 20 местах в лесистой, сплошь заросшей орхидеями долине реки Магдалены. Вытесанные из камня фигуры выглядят на фоне этого ландшафта мрачно и отрешенно. Герои мифологических персонажей выполнены в различных стилях и датируются разными веками. Высота некоторых достигает 6-ти метров.
К Сан-Агустинской культуре близка культура Тьеррадентро. Также интересна разнообразием и гротескностью статуэток культура Нариньо.

Ювелиры Тайрона, Кимбайя, Калима, Сину и других южноамериканских народностей славились своим непревзойдённым мастерством в изготовлении художественных изделий из золота, сплава золота с медью и керамики. Во времена испанской колонизации бóльшая часть этих уникальных произведений безжалостно уничтожалась, а золотые изделия переплавлялись в слитки и переправлялись в Испанию.

Более чем трехвековое господство европейцев в Америке – одна из самых трагических страниц в истории этого континента. Хотя европейцы и принесли в Америку более высокий общественный строй – для коренных жителей этот перелом принял на редкость мучительный и насильственный характер. Он сопровождался чудовищным кровопролитием, зверским уничтожением миллионов аборигенов, а в тех областях, где существовала великая древняя культура – ее варварским разрушением.

Первой по времени на мировую арену вышла Латинская Америка. С 1492 года – даты открытия Колумбом Америки – и до начала 19 века эта огромная территория подвергалась колонизации со стороны испанцев, португальцев, отчасти французов. Они принесли сюда романские языки, католическую религию, свою культуру, оказавшую в целом значительное воздействие на формирование социально-политической и культурной жизни местного населения.

Испания, как известно, опередила остальные европейские страны в открытии и захвате огромных территорий Нового Света. К концу 16 века ей принадлежала почти вся Латинская Америка и около трети Северной Америки.

Уже во второй половине 16 столетия в Латинской Америке завершился в основном первый, завоевательный этап колонизации. В диких местностях или буквально на фундаментах уничтоженных индейских городов основывались новые города. Еще в первой половине 16 века была установлена система городской планировки с прямоугольной сеткой улиц, с размещением в центре города главной площади, на которой находились собор и ратуша. Архитектурные и скульптурные типы и формы были импортированы из Испании, а условия стремительного и кровопролитного завоевания диктовали более упрощенный характер воздвигавшихся зданий, наделенных чертами крепостной архитектуры – в первую очередь церквей, предназначавшихся и для обращения индейцев в христианство и для обороны. В архитектуре 16 века, так же как в живописи и скульптуре, художественные традиции европейских и американских народов существовали как бы независимо друг от друга. Процесс их более тесного и плодотворного слияния относится уже к 17-18 векам.
В этот период начинают резко обозначаться во многом типичные для последующего развития латиноамериканских стран вопиющие контрасты ошеломляющей роскоши и ужасающей нищеты.
Южная Америка раскрыла перед европейцами свои огромные природные богатства – залежи золота и серебра, ртути, драгоценных камней – вызвавшие бурное развитие горнодобывающей промышленности. Не менее перспективным было и развитие сельского хозяйства. Начался подъем различных ремесел; перед континентом открылись исключительно благоприятные перспективы мировой торговли. Расширялись, обстраивались новые по тем временам густонаселенные города. В этот период Латинская Америка занимала господствующее положение в западном полушарии, далеко опередив колонии в Северной Америке.
Однако трагическое противоречие заключалось в том, что колоссальные естественные богатства Нового Света достались Испании, одному из самых реакционных и отсталых государств Европы 17-18 веков. Испанская монархия видела в нещадной эксплуатации и ограблении американских земель источник своего паразитического существования. Правящие классы метрополии нещадно душили проявления какой-либо экономической самостоятельности колоний. Развитие промышленности, сельского хозяйства и свободной торговли здесь искусственно задерживалось. Колонизаторы утверждали в Новом Свете феодальный строй. Основой землепользования были огромные помещичьи латифундии, настолько обширные, что некоторые не имели определенных границ. Насущной задачей времени была потребность в рабочей силе. Периоды массового истребления индейцев, а затем попыток обратить их в рабство, приведших к вымиранию целых племен, дали свои печальные результаты. С 16 столетия были введены особые формы феодально-крепостнической эксплуатации индейцев – энкомьенда. Притоком во многом более выгодной с точки зрения колонизаторов рабочей силы стал ввоз негров-рабов из Африки, начавшийся уже в 16 веке. Через непродолжительное время в Америке возникло многочисленное негритянское население.
Все испанские владения в Америке разделялись на четыре вице-королевства, каждое из которых не зависело от другого и было непосредственно связано только с метрополией. Управление вице-королевствами было построено по образцу испанской феодально-абсолютистской монархии и отличалось довольно сложной бюрократической системой. В 1718 году было создано вице-королевство Новая Гранада (Венесуэла, Колумбия, Эквадор, Панама).
Феодальный гнет в Латинской Америке усугублялся неограниченной властью католической церкви.

Аппетиты духовенства, развившего здесь бурную миссионерскую деятельность, были поистине безграничны. Уже в начале 17 века в Новом Свете было построено семь тысяч церквей и пятьсот различных монастырей, а к 1810 году церкви принадлежало больше трети всей земли. Сосредоточив в своих руках громадные богатства, церковь стала непреодолимой силой, препятствовавшей экономическому и общественному прогрессу, распространению культуры, просвещения, политической свободы. Ее роль еще более возросла после того, как в 1569 году Испания учредила в Латинской Америке инквизицию. Не менее активно проявляли себя здесь и различные монашеские ордена. Самым агрессивным и влиятельным был орден иезуитов. По справедливому замечанию одного исследователя, деятельность католической церкви в Новом Свете можно охарактеризовать следующими полными иронии словами: «Я тебя граблю, давлю, убиваю, но я тебя спасаю».

Сохранение высшей власти за испанцами, которые составляли ничтожное меньшинство в колониях, вызывало возмущение креолов, то есть потомков завоевателей, местных уроженцев, которых держали здесь все же на положении граждан второго сорта. Но креольское общество не было однородным. С одной стороны, именно креолы внесли особый вклад в интеллектуальную жизнь колоний – показательно, что впоследствии из среды креолов вышли многие вожди национально-освободительной борьбы. Вместе с тем верхушка креольского общества, получившая от испанцев поместья и рудники, неистовствовала в своем желании затмить все показной и невиданной для Старого Света роскошью. Все это развертывалось на фоне крайней распущенности нравов высшей знати и духовенства, злоупотреблений властью, взяточничества, продажи государственных должностей и полного произвола. Между тем миллионы коренных жителей, с которыми обращались хуже, чем со скотом, а также рабов-негров умирали от нищеты и непосильного труда на рудниках и плантациях. Многочисленные восстания индейцев и негров потрясали основы колониального строя.

Однако латиноамериканская культура не несла в себе прямого отражения этих бурных событий. В целом она отмечена печатью консерватизма, что вполне объяснимо, ибо господствующие классы Испании стремились всячески воспрепятствовать проникновению в колонии новых идей, насаждая здесь культуру метрополии в ее наиболее реакционных проявлениях. В области архитектуры, скульптуры и изобразительного искусства католическая церковь принесла в Латинскую Америку и в Колумбию в частности весь богатый репертуар своего идейного и эстетического воздействия: великолепие пышных храмов и огромных резных алтарей, мистическую взволнованность образов скульптуры и живописи.

Архитектура и скульптура колониального периода характеризовались преобладанием форм позднего Средневековья и эпохи Возрождения. В 16-17 веках в искусстве преобладал декоративный стиль платереск, а также маньеризм и стиль барокко, с обилием искривленных линий, необычными формами и изощренным декором.

Нет необходимости доказывать, насколько сковывало творческие возможности латиноамериканских народов насильственное навязывание им культуры, импортированной из Европы. И тем не менее в этот период, зачастую в трагически противоречивых формах, совершался процесс приобщения их к достижениям мировой науки, просвещения и искусства, имевший столь существенное значение в развитии самосознания молодых складывающихся наций. Вместе с тем то новое и подчас передовое, что, несмотря на ограничения и строжайшую цензуру, проникало в Латинскую Америку, попадало не на бесплодную почву.
Хотя развитие местной культуры в колониальный период было подорвано, оно продолжалось подспудно. Особенно наглядно живучесть древних традиций сказалась в пластических искусствах. В результате слияния элементов европейской и местной художественных культур в 17-18 веках возникло новое латиноамериканское искусство, отмеченное чертами своеобразия, свежести и оригинальности. Следует, однако, учесть, что сфера распространения этого искусства охватила далеко не в равной степени все колониальные владения. В тех областях, где индейское население составило большинство и где существовали высокоразвитые художественные традиции, были созданы наиболее интересные и самобытные произведения. Европейский элемент, напротив, преобладал там, где местное население было почти полностью истреблено. Вместе с тем не все разделы искусства развивались в этот период равномерно. Пожалуй, в наименее благоприятных условиях оказалась живопись.
Коренное население Южной Америки просто не владело европейской изобразительной техникой, сюжеты и образы, подчинённые церковному шаблону, не вдохновляли местных мастеров и были им чужды. Тем не менее сближение живописи метрополии и народного творчества всё равно происходило. Своеобразие произведений того периода раскрывается в некоторой их наивной «лубочности», непосредственности образного мышления и яркой декоративности красок, в которых использовались местные краски индиго и кошениль.
Близость к народному творчеству сказалась и в области скульптуры. И здесь мастера принуждены были работать в сфере религиозной пластики, создавая раскрашенные деревянные статуи святых, резные алтари, проповеднические кафедры. Столь присущее им развитое чувство пластической формы придавало особый характер многим произведениям, особенно выполненным из камня. Оно проявилось и там, где, казалось бы, оставались незыблемыми каноны церковного искусства. Мастера вносили в декоративные формы элементы своего языческого фольклора, а в изображение Христа, который стал для индейцев символом их собственных страданий, черты индейского этнического типа.

Применялась иногда и сложная древняя техника.

Церковь допускала все эти «вольности» в значительной мере потому, что она очень скоро поняла всю выгоду от широкого использования бесплатного труда искусных индейских мастеров. Не менее широко использовался их труд в строительстве и в прикладном искусстве.

 

17-18 века – время расцвета в Латинской Америке ряда промыслов. Как правило, возглавляли эти промыслы испанцы, но именно индейцы были здесь основными исполнителями изделий, вносившими в них и свой природный вкус и свои художественные традиции. Не случайно в колониальный период было создано немало великолепных произведений прикладного искусства.
Однако самые значительные художественные достижения этого времени относятся к области архитектуры. Активная строительная деятельность была одним из средств утверждения господства испанцев и португальцев в Новом Свете. Многое, что было создано здесь, носило характер откровенной пропаганды католицизма. И вместе с тем слияние элементов европейского и местного зодчества дало интересный и плодотворный результат. В лучших памятниках латиноамериканской архитектуры традиции испанского Ренессанса и барокко обогатились неисчерпаемой фантазией народного творчества. То новое и самобытное, что проявилось в архитектуре Латинской Америки, относится не столько к оригинальным плановым и композиционным решениям зданий, сколько к их декоративному убранству, которое придало многим постройкам ни с чем не сравнимый облик. Сочетание различных художественных традиций, среди которых известную роль играла традиция мавританского зодчества, способствовало созданию произведений, подчас резко отличных по своему облику от памятников европейской архитектуры. Однако менее всего в них следует искать нарочитую экзотику и манерную искусственность – в природных условиях стран Латинской Америки, в рамках прижившихся здесь художественных традиций они воспринимаются естественно и органично.
В огромных колониях Нового Света было воздвигнуто колоссальное количество украшенных скульптурой и живописью зданий.

Различные области Латинской Америки внесли в большей или меньшей степени свой вклад в развитие колониальной художественной культуры.
Эквадор славился своими резчиками по дереву, большинство из которых были метисы. Заслуживает внимания и живопись Венесуэлы, представленная в конце 18 и начале 19 в. преимущественно произведениями портретного характера. Творчество крупнейшего художника Колумбии Грегорио Васкеса Себальоса (1638—1711) стоит па уровне лучших достижений латиноамериканской живописи колониального периода.

Бурные события 19-20 веков, произошедшие в Южной Америке, нашли своё отражение в изобразительном искусстве и скульптурных воплощениях колумбийских мастеров.
В 1819 году Колумбия стала независимой от испанского колониального гнёта.
И хотя лидер освободительного движения – Симон Боливар, стремящийся объединить страны в единое сильное государство, умер в забвении, непонятый соратниками – вскоре его заслугу перед народами Южной Америки по достоинству оценил весь мир.

Во многих городах континента ему установлены памятники и существуют улицы, площади, или парки, носящие его имя, и Колумбия в этом списке не является исключением.

 

Скульптурное изображение Освободителя варьируется от его реалистического воплощения в камне и бронзе до монументов, выполненных в манере абстракционизма, или как бы “мистического реализма”.
Интересна в этом плане скульптурная композиция “Боливар в теле кондора”, выполненная колумбийским скульптором Родриго Аренасом Бетанкуром (1919-1995) (Rodrigo Arenas Betancur) и установленная перед Кафедральным собором в городе Манисалесе (деп. Кальдас).
Фигура генерала полностью обнажена. На его плечах – голова кондора, одно из крыльев великого революционера порвано. Человеческое лицо летит впереди, на стрелах.
Надпись на подножии монумента поясняет, что Освободитель продолжает свою благородную миссию, преодолев узы пространства, времени и человеческого тела.

В городе Перейра (деп. Рисаральда) в 1963 году была установлена созданная этим же автором скульптурная композиция обнажённого Боливара на коне. Напряжение, единый порыв, в котором Боливар устремляется в будущее, неся свои вольнолюбивые идеи и пламя борьбы за свободу закабалённым народам Америки, понятны без слов.

Профессиональным союзом художников России Родриго Аренас Бетанкур внесён в Единый Художественный Каталог “10 000 лучших художников мира XVIII-XXI веков. Художники трехмерного пространства”.
Все работы Бетанкура отличаются почти осязаемым душевным порывом изображаемых им персонажей, их стремительностью, идеями, устремленными в будущее. В своём творчестве мастер почти никогда не использовал статическое изображение фигур. Его герои как бы выхватывают какой-нибудь значимый момент из своей бурной, кипящей страстями и борьбой жизни и застывают так навечно, неся сквозь время рассказы в камне о своих подвигах, мечтах и страданиях.
Таковы его скульптурные композиции Лос Фундадорес (Los Fundadores) – памятник Основателям (последняя работа Бетанкура), Эль Прометео (El Prometeo) и другие.

 

Не только Бетанкур, но и другие латиноамериканские мастера создавали и создают скульптурные композиции, отражающие динамику произошедших и происходящих событий. И в течение 19-20 веков в Колумбии был создан целый ряд интереснейших работ подобного типа.

 

В этой области используется самая различная тематика – от библейского повествования застывших в камне сцен восхождения Христа на Голгофу (Богота, гора Монсеррат) до скульптурного монумента, отражающего восстание простолюдинов в 1781 году против колониальной администрации, установленного на вершине горной гряды, тянущейся вдоль каньона Чикамоча (Chicamocha) (деп. Сантандер).

Автор 35 метрового монумента “Памятник Сантандер” (“Monumento a la Santandereanidad”) скульптор Луис Гильермо Вальехо. Строительство памятника завершено в 2007 году. Скульптурный ансамбль включает в себя 35 фигур, представляющих различных участников восстания из провинции Сантандер.

 

Интересны также монументы, созданные в более символичной форме, но отражающие также немаловажные события и настроения в жизни колумбийского общества. Установленный в городе Кали (деп. Валье дель Каука) монумент Solidaridad, повествует о солидарности и взаимовыручке людей, имеющих равные права – об этом говорят их обнаженные тела.

В столице департамента Антиокия в городе Медельине монумент Родриго Аренаса Бетанкура “La Raza” высотой около 38 метров символизирует дань культуре народа Paisa.

 

А в департаменте Бойака его же монумент, посвящённый битве el Pantano de Vargas в июле 1819 года является одним из самых крупных в Латинской Америке. Он отлит из бронзы и весит 2000 тонн.

 

Подобная практика, создающая наглядные масштабные скульптурные композиции используется и в жизнеописании будничных житейских сцен. Музыка и танцы, работа на кофейных плантациях, или на бескрайних просторах льянос отражается в этих скульптурных произведениях. Так в парке Малокас (деп. Мета) установлена композиция, рассказывающая о нелёгком труде ковбоев-льянерос.

В застывшем сюжете погонщики скота помогают животным преодолеть трудный путь до нового пастбища.

Любопытны также памятники национальным турнирам Колео (Сoleo). Соревнование по этому, одному из самых опасных видов спорта, регулярно проводятся среди ковбоев Колумбии. На полном скаку спортсмен должен поймать разъярённого быка за хвост и повалить его на землю.

 

А в парке Cafetero (деп. Киндио) художник остановил мгновенья трудовых буден работников кофейной плантации.

Начавшийся пробуждаться в середине 20-го века интерес к социальным и бытовым проблемам страны отобразили в искусстве не только Родриго Аренас Бетанкур, но также художники П. Н. Гомес Агудело, И. Гомес Харамильо и другие мастера. Традиции реалистического бытового жанра и портрета продолжили живописцы М. Диас Варгас, Э. Мартинес и Х. Родригес Асеведо. Живописцы Л. А. Акунья, А. Рамирес Фахардо, Р. Гомес Кампусано, скульптор Р. Росо обращаются к опыту мексиканского искусства и к древним традициям, стремясь выразить характер своего народа. Среди представителей модернистических течений – живописец Э. Грау Араухо (р.1920), скульптор Э. Негре и живописец и скульптор с мировым именем Фернандо Ботеро (р. 1932). Два самых известных колумбийских мастера – Энрике Грау и Фернандо Ботеро создали новый тип образов: их работы выполнялись в гротескной, карикатурной манере и часто носили политическую окраску. В особенности это относится к рисункам, живописи и скульптуре Фернандо Ботеро, изображавшего непомерно раздутые фигуры в статичных позах. В его родном городе Медельине организован целый скульптурный парк-выставка его фривольных трехмерных произведений.

Здесь можно побродить по названной в его честь площади Plaza Botero и полюбоваться на дородные округлости мужских и женских фигур, мифических персонажей и животных. Все они дышат спокойствием, неторопливостью и собственной излишней значимостью от которой посетителям парка и музея иногда становится весело.

Кто-то норовит улечься рядом с пышной толстушкой, чтобы запечатлеть себя с ней на память, а кто-то пристроиться в тени колонообразных ног голого римского воина в одном только шлеме.

    

Присущие колумбийцам мягкое чувство юмора, ироничность и доброжелательность проявляются и у других мастеров живописи и скульптуры.

Так в разных городах Колумбии часто встречаются пусть и не такие знаменитые скульптурные композиции как у именитых творцов, но они тоже поднимают настроение местным жителям и гостям, а значит выполняют свою функцию.

Великие фантазеры и мечтатели – колумбийские художники и скульпторы никогда не забывают о мире детства и сказок. Бронзовые скульптуры колумбийского художника Нано Лопеса неизменно привлекают внимание зрителей своей яркостью и необычностью. Этот скульптор обладает очень редким талантом – возвращать нас в мир детства, в мир чудес и ярких красок, в мир неограниченных возможностей и тяги к исследованиям. Его скульптуры напоминают о существовании иных сказочных миров, где жизнь протекает красочно и чудесно.

         

В процессе своего творчества художник добавляет к бронзе, из которой изготовлены его скульптуры, различные органические и синтетические детали, которые наиболее точно отражают глубину и богатство окружающего его мира. Но несмотря на всю игру красок и причудливость форм, работы Нано – это не просто возвращение к детству, они требуют внимательного и вдумчивого созерцания.
Любовь к сказочным персонажам и ярким краскам пришла к современным колумбийцам из индейской мифологии. Великие древние культуры Кимбайя, Тайрона, Чибча-Муисков и многие другие привнесли в современную культуру Колумбии свой яркий колорит и сказочность. Потомки американских аборигенов свято чтят традиции и умение своих отцов и стараются передать свое мастерство детям. Так в департаменте Путумайо, на юго-западной оконечности Колумбии, в долине Сибундой проживает индейский народ Кильясинга, славящийся своим умением изготовления масок из дерева и деревянных статуй, олицетворяющих мифологические существа.

В городе Сибундой, на одной из площадей выставлена целая галерея таких работ. Очевидцы мастерства индейцев утверждают, что они могут вырезать сотни масок с различным выражением боли и счастья и разукрасить их в неповторимые цвета.

 

К сожалению большинство навыков древних искусных ювелиров, камнетесов и резчиков по дереву среди современных индейцев навсегда утеряны. В Колумбии и других странах Южной Америки остались лишь памятники об этих талантливых мастерах, живших в гармонии с окружающим миром. Так в городе Санта-Марта на Карибском побережье установлен ансамбль памятников народу Тайрона, среди которого было когда-то немало искусных ювелиров – оставшиеся после них произведения ювелирного и керамического искусства хранятся в Музее Золота в Боготе.

 

А в департаменте Киндио установлены памятники культуре Кимбайя, также славящейся своими мастерами изготовления украшений, предметов быта и статуй из золота.

 

Памятники аборигенам встречаются и в других городах Колумбии.

 

Знаменитый памятник индианке Каталине стал одним из символов города Картахены. Легенда гласит о великой любви заезжего испанского конкистадора к дочери местного вождя, прекрасной принцессе Каталине, которая служила при нем переводчиком. Индианка всячески заступалась за свой многострадальный народ перед жестоким завоевателем.

Творчество колумбийских мастеров никогда не стояло на месте. Трудолюбивый и любознательный народ постоянно находит всё новые формы отображения в искусстве своей жизни, мечтаний и устремлений.

Так все больше становится популярным уличный театр застывшей скульптуры, а к проводимым ежегодно карнавалам в Пасто, Барранкилье и других городах страны мастера создают удивительные по спектру красок и мифологическому содержанию сказочные карросы с гигантскими скульптурами – персонажами мифов и легенд, которыми так неисчерпаемо богата земля Колумбии.

 Использованы материалы “Энциклопедии искусства”.

Post Author: Zabava

Добавить комментарий

WordPress spam blocked by CleanTalk.