Соляной путь к себе

В Колумбии, в 50 километрах от Боготы, в маленьком колониальном шахтерском городке Зипакира (Zipaquirá или Сипакира, как утверждают российские атласы) есть удивительный собор.

Его нельзя назвать старинным, ибо основан лишь в 1954 г. Сам город основан в 1600 г.

В 1950 году шахтеры, добывавшие здесь каменную соль, создали в соляных галереях, сохранившихся со времен индейцев муиска, живших здесь еще до Колумба, маленькую часовню в честь своей покровительницы мадонны Гуаса.

А затем эта часовня стала собором, который до сих пор сохранился, но был закрыт в 1990 году в связи с угрозой обрушения.

Произведение колумбийского архитектора Росуэлла Гаравито, появившееся на свет после закрытия часовни и старого собора, ничем не напоминает роскошный, ошеломляющий золотом и мрамором ватиканский собор Святого Петра.

Или чудесный, полный образов и восторженных лиц Нотр-Дам. Он совсем другой, сотворенный под землей, в глубокой соляной шахте, темный, как материнское лоно. Но Соляной собор Зипакиры не зря считается главным рукотворным чудом этой латиноамериканской страны.

Ведь путешествие по нему, по его длинной соляной неровной дороге, отполированной тысячами ног — от станции к станции Крестного пути — это не просто путь по дороге Спасителя.

Это путь к самому себе, столь же противоречивый и неровный.

Даже не столь важно, католик ты, православный или вообще атеист, это путь не вглубь земли, а вглубь своих понятий и представлений, сползающих с тебя постепенно, как луковая шелуха. Это радость открытия. Намеренно или случайно (хотя вряд ли может быть случайным столь символичное место), здесь ты начинаешь понимать, что смерти нет.

Есть переход «рождение — жизнь — смерть», и ты рождаешься каждый раз заново.

В соборе, как и во всяком большом христианском храме, есть три зала, символизирующих Святую Троицу. Но мне нравится больше другая трактовка. Они открываются перед тобой, как сокровищница, после того, как пройдены все этапы осознания.

Три огромных нефа с высокими сводами, слишком простые в своей намеренной грубости. Как может быть прост шедевр. Как может быть проста правда. Без всяких украшений и причуд. Три зала как три памятника человеческому труду. Залы Рождения, Жизни и Смерти. Они переходят один в другой, плавно и неосознанно. Так же, как детство сменяется отрочеством, а зрелость — старостью.

Но есть и еще один символ — узкие трещины в соляной породе связывают их между собой. Они напоминают нам о рождении, которое мы давно забыли, о прохождении через узкие родовые пути к огромному необъятному новому и незнакомому будущему.

По пути к залам ты попадаешь в лабиринт нартекс, который создан по примеру древнегреческих храмов.

В нем три дороги. И неважно, какую ты изберешь, — все пути ведут к храму, к пониманию тайного смысла жизни. То есть к Богу. А Бог — это ты сам.

Это совсем не то, что люди назвали «богом» и втиснули в рамки религий, а то, что живет во всех нас и вокруг и передается каждому новому, только пришедшему в этот мир существу, будь то человек, животное или растение, на уровне памяти, генов или опыта. На уровне запечатленных когда-то мгновений, вдруг всплывающих в памяти. Твоих и чужих. Может быть, это и есть то бессмертие, которое люди так долго и безуспешно пытаются найти.
Каждый твой жизненный опыт — это еще одно рождение. Каждая ошибка — возможность понять для себя что-то новое. Каждая встреча — новый виток.
«Все мы — соль земли» — гласит латинское изречение, подсвеченное неяркой лампой, на каменной ленте архангела, присевшего на минуту над нартексом.

И еще одно поразительное место… Небольшой темно-синий купол в круглом, как облатка, и бесконечном, как космос, зале. Ты подходишь к этому месту почти наощупь, доверившись гиду, ведущему тебя. Ровно посередине открываешь глаза и заворожено смотришь вверх.

Низ этого зала — это мы, люди. Наше тело и наше ежедневное бытие. Потолок — это не потолок вовсе, а бесконечное ночное небо, поражающее тебя вдруг, неожиданно. Вселенная, не имеющая начала и конца, непознаваемая. Всего лишь оптическая иллюзия, дающая необыкновенное ощущение покоя. Я — часть мира. Так неоднократно повторяемо, до невозможности заурядно, обыденно и тривиально. И так реально…

Ты всегда оставишь свой след. Сколь простой или бурной ни была бы твоя жизнь, этот след всегда где-нибудь проявится: в чертах лиц и характеров твоих детей, в том, что ты создал и оставил после себя. Даже твой пепел, развеянный над горами, в конце концов станет почвой для дерева или цветка. Ты можешь совершенно неожиданно быть найден в старых письмах или промелькнешь на секунду в фильме. Или дом, построенный тобой 200 лет назад, будет куплен твоими праправнуками. Просто потому, что они почувствовали, что им здесь отчего-то уютно. А может, ты придешь к кому-то во сне и дашь совет, которого человек так долго ждал.

 

То, что мы должны были прожить, проживем. У одних этот путь безумно длинный и нескончаемый. У других, погибших внезапно, от аварий, терактов или болезни, этот путь кажется несправедливо коротким. Но и эти люди имели каждый свое назначение: быть наградой кому-то или наказанием. Исправить чью-то погрешность или пройти по пути ее совершения, чтобы исправил кто-то, пришедший за ними. Кого-то сплотить перед лицом утраты. А кого-то развести — потому что не нужно быть вместе.

Жаль только, мы не всегда знаем, почему происходят какие-то вещи. А может, и не стоит об этом жалеть. Мир слишком богат на сюрпризы.
А выйдя из полумрака, начинаешь ценить солнце.

Евгения Слюдикова

tawi-travel.ru

9+

Post Author: Miron

Miron

Добавить комментарий

WordPress спам заблокировано CleanTalk.