Женщины в Колумбии — 1

Хочу рассказать про Колумбию и про то, как мы, женщины, тут живем. Сразу — это довольно субъективный и эмоциональный взгляд, исключительно личный опыт, гипотезы и наблюдения. Возможно, будет несколько выпусков, хотя я тормоз, все время в разъездах и, вообще, чукча-читатель… Посмотрим! Пока запал есть!

Сейчас хочу рассказать о колумбийских семьях, материнстве и всяких законах, которые этого касаются.

Итак, семейные отношения и их законодательное закрепление

У нас тут, вообще, страна полна благими намерениями и вполне продвинутыми законами и тенденциями на фоне, порой, махрового мачизма, мракобесия и католической церкви.

Например, у нас есть «что-то типа» юридического обоснования однополых браков. То есть, прямого закона о том, что однополые браки разрешены нет, но под влиянием общественности государство разрешает оформлять их как свободный союз — union libre (о нем чуть ниже), если отношениям более 2-х лет, а также декларировать такие семьи как гражданский акт в нотариатах и перед мировым судьей. Живые примеры уже есть.

Гетеро-браки делятся на три разновидности: церковный брак (matrimonio de iglesia), гражданский брак (matrimonio civil) и упомянутый выше свободный союз. Все это юридически закрепленные состояния, задокументированные и официальные. То есть после венчания в католической церкви и после регистрации брака в нотариате выдают абсолютно идентичные свидетельства о браке, с разными галочками в определенном окошке формуляра. Свободный союз — это наше привычное сожительство и то, что в России иногда неправильно называют «гражданским браком». С одной разницей: если такому союзу более 2-х лет и\или есть свидетели совместного проживания и ведения хозяйства, то это превращается в официально закрепленные отношения со всеми вытекающими ответственностями насчет детей, собственности и прочего.

Во всех трех случаях при расставании пары нужен юридический развод. Либо по обоюдному согласию, либо через суд. Совместно нажитая собственность пополам не делится — все спорное доказывается адвокатами. Дети остаются далеко не всегда с матерью, приоритета на женщину здесь нет, отцов-одиночек и матерей с алиментами довольно много. Хотя, конечно, общество на эти примеры фыркает и мать-«кукушку» осуждает. Кстати, алименты — это 50% от подтвержденного дохода.

Детей закрепляет за родителями собственное признание и\или анализ ДНК. Здесь нередки «вторые семьи» и просто дети на стороне. Ответственность в большинстве мною наблюдаемых случаев несется добровольно, а если не несется, то есть суд. Многие женщины, правда, на эти суды забивают: смысла платить адвокатам часто нету — отвоевать 50% от нулевого дохода безработного бывшего или от «минимальной зарплаты» не стоит свеч.

Довольно серьезно последнее время работает государственная программа по предотвращению домашнего насилия. Помимо программы, работают также еще несколько частных фондов. Телефоны доверия, психологические и юридические консультации, убежища, помощь в разводе, помощь в судах — все это функционирует и довольно современно, хоть звони, хоть приходи, хоть пиши в онлайн-чат. Об отношении колумбиек к мужчинам вообще и к насильникам в частности — это я потом, тема обширная, но могу сказать, что программами пользуются: и разводятся, и начинают с нуля, тут женщины сильные и сохранные какие-то, стараются за себя постоять.

Материнство

Вообще, несмотря на значительную часть населения, которая живет бедно, несмотря на безабортность и подростковые беременности, которые считаются одной из самых острых социальных проблем, несмотря на другие факторы, которые говорят о том, что количество жителей в стране подсократить бы, в Колумбии считается, что нет ничего лучше для женщины, чем стать матерью.

Дети — это счастье. Я долго пыталась понять, откуда там растут ноги, потому что нигде не внушают ни про зайку с лужайкой, ни про обязательное деторождение, наоборот, идет довольно сильная социальная пропаганда контрацепции, образования, мол, выучись, встань на ноги, открой свое дело (у нас тут микробизнес в фаворе), а потом уж… Но все равно: «нет большего счастья, чем дети», «стань счастливой — стань матерью», «мать — это самое святое в жизни», «мама не может быть не права» и т.д., и т.п. — это был вольный перевод рекламных слоганов и всякие фб-мотиваторов и цитат.

Ну одновременно с этим счастье-материнством считается, что женщина уже запрограммирована на то, чтобы уметь обращаться с ребенком, чувствовать и знать все его нужды и, вообще, являться тем самым идеальным и святым функционером, который непогрешимо будет растить дитя и радоваться своей роли в любой момент жизни. Любой «сбой в программе» или слабость вызывает удивление и неприятие. Опять же не понимаю, откуда, вероятно, наследие прошлого, так как из всех утюгов твердят о курсах для молодых родителей, на которые должны приходить и мужчины, о том, что женщина после беременности и родов нуждается в восстановлении, о том, что матери разные и могут чего-то не знать. Но вот так…

Пособий матерям тут нет. Выплат родителям никаких тоже нет. Есть куча субсидиальных фондов для матерей-отцов-одиночек, для многодетных семей, для необеспеченных семей\матерей-отцов-одиночек, для малолетних матерей, в общем, для всяких незащищенных слоев населения. Их поддерживают и вполне себе, надо только уметь пользоваться, эта система весьма запутанная. Работают женщины буквально до родов, если нет медицинских противопоказаний, и на работу после появления ребенка на свет выходят в любом случае через 2 месяца, огромного декрета, как в России, тут нет.

Есть закон о создании благоприятных условий для лактации на рабочем месте: кормящую женщину либо переводят на щадящий график, либо отпускают домой к ребенку два раза в течение рабочего дня, либо разрешают сцеживаться. С виду все замечательно, но женщине, занятой неквалифицированным трудом за «минимальную зарплату» (salario mínimo), никак не выгодно отпрашиваться с работы и, вообще, каким-то образом дергаться, особенно ввиду нашего высокого уровня безработицы. Поэтому часто перед женщиной стоит выбор: ребенок или работа. Хорошо если есть помощники-родственники или средства на няньку. Но все равно в условиях местного безабортного законодательства и общего уровня жизни этот выбор весьма эфемерен.

Репродуктивный труд и контрацепция

«Планированием семьи» здесь называют контрацептивные программы. Любая страховка их покрывает, можно даже без страховки прийти: анонимно, бесплатно, все, что хочешь: презервативы, таблетки, инъекции, импланты, куча информации, только приди! Приходят единицы.

Подростковые беременности, к сожалению, несмотря на огромное количество агиток, социальных программ и прочего, очень распространены. Мне видится в этом комбинация темперамента и католичества. С одной стороны, уже вовсю хочется, с другой стороны, дома и в церковной школе научили, что это стыдно, поэтому молчим и никому не говорим, родители тоже стыдятся и молчат, а потом — упс — вечеринка-танцы-ром, получите-распишитесь, а абортов нет. У нас в группе «молодых родителей», когда я была беременная, были три пары, включая нас с мужем, и три девочки — девятый-десятый класс, обычные девочки, никакие не асоциальные элементы, как это принято думать, с мамами на курсы приходили.

Про аборты отдельная песня. Там есть какая-то поправка к закону о запрете абортов: доказанное (!) изнасилование и патологии, несовместимые с жизнью матери и\или плода. Все остальное се ля ви. Помню, как я пришла к лечащему врачу узнать, почему мне не делают скрининговое исследование на синдром Дауна и прочее. А он мне такой: а зачем? У меня аж озноб начался. Вот честно, никогда не задумывалась об абортах и о том, как важно женщине иметь этот выбор, просто знать, что теоретически и практически он возможен есличе.

Второй звоночек был еще прекраснее: дочке было около 2-х месяцев, я пришла на «планирование семьи», то бишь ставить контрацептивный имплант, и решила доктора потроллить, мол, что будет, если я такой дебил, что вот сейчас возьму и забеременею (у меня было кесарево). Ну мало ли, глупая, не подумала… Доктор посмотрела на меня и сказала: ну будет беременность высокого риска, такие у нас законы. И как-то несмотря на все мое восхищение местной медициной (о ней ниже), я очень ясно поняла: государство Колумбия готово меня если что убить просто потому, что я «не подумала».

Ну а так к беременным относятся замечательно: всякие страховочные приоритеты, все очень профессионально, предупредительно, комфортно. По простой социальной страховке. Несмотря на все мои, мягко сказать, необычные для них диагнозы (гепатит С здесь не самая распространенная болезнь), паническую атаку на операционном столе перед самым кесаревым и, вообще, далеко не милый характер, со мной все были няшками и зайчиками. Очень компетентными и умелыми няшками и зайчиками. Они терпеливо брали по часу у меня анализы крови, выслушивали, предлагали оптимальные для меня варианты и всячески заботились.

Рожают здесь большинство нормальным образом, в больнице. Кесарево дороже, его страховка просто так не назначает. Платная медицина делает кесарево «под заказ», но, вопреки стереотипам, желающих немного, обеспеченные слои населения понимают разницу между нормальными родами без противопоказаний и полостной операцией. Домашние роды официально здесь не практикуются, а неофициально такой способ выбирают немногие. Думаю, это связано со стереотипами из прошлого: перед врачами и прогрессом еще пиетет, плюс пространство для маневра отсекает страховая. Все подписывают бумагу, что в случае сознательного выбора родоразрешения вне медицинского учреждения и врачебной помощи, все текущие и последующие риски, в том числе и финансовые, женщина берет на себя. Это дает страховой практически неограниченный простор для манипуляций, что, мол, возникшие осложнения у матери или ребенка появились из-за домашних родов, и вуаля — платишь за все сам. Медицинские услуги вне страховой стоят дорого, народ не рискует.

Впрочем, несмотря на всю заботу, качественную помощь и, в большинстве своем, разумные медицинские программы, я постоянно ощущала себя инкубатором. Вроде бы «сюси-пуси», но мне казалось, что я исчезла, что со мной говорят только о том, как мне нужно себя вести, питаться, спать, ходить и думать, чтобы ребенку было внутри меня хорошо. Самым жестким примером было лечение пульпита в первом триместре беременности. Сначала мне отказывались делать анестезию вообще, потом уже в платной внестраховочной клинике сделали укол чего-то очень слабого (у меня резистентность, меня и ультракаин берет в тройной дозе), мучили-мучили, а все потому, что беременным анестезию нормальную нельзя. И пофик, что мне больно. Говорили, что ради ребенка я должна терпеть. Наверно, это логично. До сих пор боюсь стоматологов. До этого тоже боялась, но средне, а теперь паники.

Вся система здесь очень за грудное вскармливание. Сразу настраивают, сразу настаивают, обучают, все эти консультанты и прочее — здесь бесплатны и от страховки. Мощная пропаганда, которая меня поначалу пугала, а потом свернула мне голову. Дело в том, что у меня — противопоказания к кормлению. И даже сами врачи меня разубеждали, что и физически, и эмоционально оно мне не надо. Но, увы, раньше надо было говорить, я уже поверила всему предыдущему материалу, который в меня впихивали 9 месяцев, и героически откормила 3 месяца с насадками, мучениями и заработала-таки тяжелую послеродовую и еще несколько гадостей. Но это мой личный пример «с тараканами» и всякими хроническими болячками, большинству же женщин, я считаю, эти программы по поддержке лактации очень и всячески полезны.

Дома: дети, хозяйство и прочее

И кратенько про возвращение из роддома домой. Кстати, там разлеживаться не дают: если все гуд и были нормальные роды, выписывают через сутки. Если какие-то оперативные вмешательства или вообще кесарево — через двое. Теперь ты мать, «на хвосте» у тебя сидит ювеналка (милые ребята, приходят проверять условия, в которых живет ребенок, также надо приходить на психологические консультации для родителей плюс всякие программы против семейного насилия и сексуальной эксплуатации детей) и медицинская миссия (не приведешь ребенка делать прививку, приедут сами, отказ чреват проблемами со страховой). Я по-доброму саркастирую, эти организации мне жить не мешают, а наоборот, скорее.

Молодой матери после появления ребенка положено 40 дней так называемой «диеты». То есть в эти дни надо лежать в кровати, кормить ребенка и всячески восстанавливаться. На курсах постоянно продавливают, что ни Боже мой женщину в эти дни выгонять на кухню или другие домашние работы. Что пусть там муж или родственники шуршат, что вот надо лежать — и все. Ну сходить погулять. А потом опять лежать. Официальная рекомендация от врачей. Стращают, что обязательно надо, иначе пипец. Вживую не видела никого, кто бы это исполнял, но, я считаю, рекомендация хорошая))

А, вообще, конечно, хозяйство все на женщине. Есть семьи, в которых мужчины реально думают, что еда растет в холодильнике, а чистое белье на террасе. Их не так уж и мало, большинство, скорее. Домохозяйка — это, кстати, здесь официальный статус, есть несколько организаций, занимающихся помощью домохозяйкам: есть дистанционное обучение, какие-то небольшие субсидии, квоты в учебных заведениях. Поговаривают о минимальной пенсии для женщин, которые всю жизнь занимались только домой и детьми.

Есть, конечно, и немногочисленные пары, где все наоборот: женщина удачно зарабатывает, а ее партнер сидит с детьми. Есть «50-50», но там почему-то обязанности распределяются так: мужчина говорит — ну, я могу взять, к примеру, мытье посуды и влажную уборку, нравится ему или просто «непротивно», ну а женщина «забирает» себе оставшееся, выбора у нее уже нет.

С детьми местные отцы возиться любят, с самого младенчества, сходить к врачу, поменять памперс и всякое такое — не проблема. Я почему-то не встречала случаев, что сын — это круче, чем дочка. Наоборот, девочка — «принцесса в доме», все лучшее ей, мальчик, конечно, тоже «король», но разделения на первый и второй сорт не вижу. И в садике пока все вместе играют и бегают (2 года дочке), но я заходила в помещения старших групп, там, увы, уже проведена граница между посудкой и танчиками…

Я все пишу и пишу, и столько всего, и это вовсе не исследование. Оставлю так, надеюсь, интересно!) Продолжение следует…

lea-rock.livejournal.com

 

1+

Post Author: Miraflor

Miraflor

Добавить комментарий